Спрос

Разделы

Пища для ума

Естественный Экономический
  Порядок Сильвио Гезель

Часть вторая: "СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ"

СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ на практике V

Поставка электроэнергии городам от водяных электростанций является особым свойством некоторых земель, в некоторых районах только наличие воды (рек, плотин) способно дать электричество, а с возрастанием роли научно-технического прогресса роль электричества становится ключевой. Для мощных электростанций поставлять энергию на городские нужды проще, забот у муниципалитета меньше - по крайней мере электроэнергии в достатке, хотя и есть некоторые сложности с обслуживанием. Если же с водными ресурсами в округе плохо, и недостаток энергии может повлиять на местную промышленность, то разумно рассчитать стоимость производимой из разных источников электроэнергии и выработать общую цену за неё, независимо от того, где её производят.

Гораздо большие затруднения при национализации земель возникают при рассмотрении вопроса о городах, о землях, на которых они построены. Как сделать так, чтобы был выработан общий подход к использованию земель, и одновременно добиться того, чтобы государство получало полную ренту за использование земли! Если нам нужен скромный, но эффективный метод, то вполне можно принять за основу ту схему, которая работает ныне в Лондоне. По лондонской системе арендатор пользуется правом делать на своей земле (арендованной от 50 до 70 лет, а в Большом Лондоне - до 99 лет), что хочет, ежегодная же рента твёрдо установлена на весь срок аренды. Права арендатора наследуемы, поэтому дома, возведённые на арендованной земле, можно продавать. Ситуация складывается такой: с течением времени (а за сто-то лет чего только не может произойти!) цена на аренду земли может вырасти - арендатор, следовательно, в плюсе; причём, этот плюс в случае Лондона - может быть очень неплохим, даже огромным; с другой стороны, если цены на аренду земли упадут, арендатору придётся фиксировать убыток, и он тоже может быть весьма и весьма значителен. Поскольку дома возводятся на земле, которая, хоть и на очень долгий срок, но арендуется, то залогом того, что арендатор никуда не денется, и служат эти самые дома. Для владельца же земли (долговременного арендатора) стабильная рента на долгие годы служит уже его обеспечением безопасности.

Но судьба городов, и этому нас учит историю Вавилона, Рима или Венеции, превратна, иногда они исчезают почти бесследно за короткий промежуток времени. Открытие нового морского пути в Индию изъяло финансовый поток из Венеции, Генуи и Нюрнберга, перенаправив его на Лиссабон; с открытием же Суэцкого канала Генуя получила второе дыхание. То же самое может случиться и с Константинополем после того как откроют багдадскую железнодорожную ветку.

А ещё нам всем следует помнить о скоротечности и изменчивости самих валют, финансово-денежного регулирования, законах государств - гарантий, что в будущем не произойдёт никаких изменений, могущих прямо повлиять людей, нет никаких. К примеру, в 1873 году произошло общее снижение цен, вызванное тем, что в монете стало меньше серебра. Всегда есть опасность, что и золото, в свою очередь, может также быть изъято из обращения, поставка денег сократится, скажем, настолько, что вызовет падение цен на 50%, тем самым вызывая резкое увеличение богатства кредиторов за счёт тех, кто берёт в долг. В Австрии это произошло с бумажными деньгами, в Индии с серебром, как знать, однажды это может произойти и с золотом.

Поэтому нет даже намёка на то, что земельная рента, её уровень, будет стабильно держаться весь срок заключённого контракта. Влияние политики и тысяч экономических причин - к этому следует добавить вероятность того, что после национализации земель, люди будут стремиться покидать города - делает заключение долговременных контрактов на аренду земли крайне рискованным мероприятием, причём, как для арендатора, частного лица, так и для арендодателя, в нашем случае - государства. Либо в одном, либо в другом случае кто-то недополучит.

Есть и другой вопрос: а что будет со зданием на арендованной земле, когда срок аренды закончится? Если здание переходит к государству безвозмездно, то арендатор примет все меры к тому, чтобы когда его срок аренды закончился, от здания ничего не осталось. В этом есть определённый смысл, чтобы возводимые здания не строились навечно, ибо с течением времени им потребуется перестройка в связи с изменившимися или новыми техническими требованиями; но и неудобства тоже значительны, они даже перевешивают. К примеру, можно рассмотреть французские железные дороги в этой связи. Земля, которую занимают железные дороги, была сдана в аренду частным железнодорожным компаниям на 99 лет. С условием, что, по окончании договора, всё построенное перейдёт к государству без всякой компенсации. В результате все вопросы технического обеспечения, ремонта подогнаны частными владельцами под этот срок. Государство, вместо функциональной железнодорожной сети, получит полуразвалившуюся систему из сгнивших шпал и покорёженного металла. Это есть прямое следствие близорукости составителей первоначального контракта. Причём, уже сейчас очевидно, что всё будет именно так, задолго до окончания срока договора. То же самое случится и со зданиями, если в договоре будет упомянуто о том, что по окончании срок аренды здания переходят в руки государства.

Другой план гораздо лучше. По окончании срока аренды государство оценивает здания и выплачивает их стоимость бывшым арендаторам. Но по какому принципу производить оценку? Существует два варианта:
Оценка исходя из текущей полезности (состояние здания, его приспособленности под определённые нужды).
Оценка исходя из строительных затрат.

Если компенсацию владельцам здания производить по строительной смете и состоянию после проведения амортизации, государство заплатит огромные деньги за то, что будет пригодно только к сносу. Строители, зная про будущую оплату, сделают всё, чтобы построить хуже, а себестоимость в бумагах указать по многократно завышенной цене. Ибо раз государство всё равно заплатит, то почему бы, собственно, немного и не...? С другой стороны, если в оценку не включать вопросы себестоимости, то оценка будет происходить уже государством: т. е. бюрократией. И ещё неизвестно, что хуже.

Поэтому самый лучший способ оценки следующий: сдавать землю под строительство зданий на неопределённый период; но не под фиксированную арендную плату, а, скажем, зафиксированную на определённый период, после завершения которого, происходит переоценка ренты. Сроки переоценки могут быть разными: 3, 5 или 10 лет. В этом случае риск строителя по отношению к арендуемой земле сводится практически к нулю, а государство всегда будет собирать полную ренту, мало затрагивая самих владельцев зданий. Вся ответственность за наилучшее использование зданий ложится, разумеется, на строителей. Идеальной точности в этм случае по поводу уровня возможной ренты и, соответственно, собираемости рентных общих платежей в общем, не добиться, но баланс интересов будет максимально соблюдён: ни арендатор не будет сильно страдать, ни - государство.

Для правильной оценки стоимости аренды разных участков города государство само может выстроить по зданию в каждом районе города и вырабатывать цены на аренду, исходя из использования этих зданий. Смысл состоит ведь в том, чтобы получить максимально возможную ренту. И учитывать в процессе эксплуатации всё: доход от сдачи здания в аренду, процент на используемый капитал (если он ещё будет существовать), ремонт, техобслуживание, страховку и т. д. Всё это должно вычитаться из дохода, чтобы оставалась "чистая" прибыль. Вот на основе этой цифры и можно регулировать уровень арендной платы для других зданий конкретного района, или похожих районов.

Даже при вышеописанном методе оценки ренты правильно всё учесть и подсчитать невозможно, потому что многое будет зависеть от дома-"образца". Поэтому необходимо тщательно подойти даже к самому вопросу о возведении такого здания. Но, даже если построить дом-"образец" без лишних размышлений, строители в этом районе не будут особо жаловаться, поскольку возрастание расходов на дом-"образец" приведёт к уменьшению ренты для всего района, т. е. здесь будет прямая зависимость.

При введении подобной схемы у строителей будет прямой интерес содержать возведённые дома в порядке и правильно их эксплуатировать; ибо любое улучшение приведёт к тому, что они будут получать дополнительную прибыль.

Наконец, нам следует упомянуть о том, что, поскольку важнейшей составляющей расчёта стоимости аренды является процент на заёмный капитал, то его уровень следует определять заранее, т. е. ДО подписания контракта. Либо описать, каким образом он будет рассчитываться. При подсчётах ренты процент на капитал имеет большое значение.

Представим, к примеру, что капитал, требуемый для возведения здания составляет $100 000, рента этого дома будет $10 000, а процент - 4%. Смотрим: 4% на 100 000 составит $4000, значит рента будет уже $6000 (мы вычитаем расходы строителя). А если процент на капитал составит 3%, то вычтем мы только $3000, значит сама рента будет больше - $7000. Вот эта маленькая разница, если её не основать и не прописать в контракте чётко и ясно, способна вызвать бури эмоций и жалоб от всех сторон. Падение процента на заёмный капитал с 4% до 3% составит примерно 20 миллионов марок, если подсчитать землю и аренду по всему Берлину. Поэтому для государства лучше не пренебрегать в контракте тщательным прописыванием этого момента по поводу процента на капитал. Иначе возможны нюансы.

В следующей части книги, которая коснётся денежной реформы, я приведу полный анализ расчётов по чистому проценту на капитал. Здесь же пока, независимо от дальнейших рассуждений по вопросу о свободных деньгах, я предположу, что процент на заёмный капитал для строительства новых домов должен составлять средний дивиденд от акций строительных компаний, которые получают прибыль от сдачи построенных домов и промышленных зданий в аренду. Этот средний дивиденд высчитывается на бирже. В этом случае рост "строительного" капитала будет соотноситься с приростом капитала в промышленности, а строительная индустрия будет избавлена от присущих ей рисков чисто финансовых операций. Строительная индустрия обязательно привлечёт к себе капитал, а это будет только на пользу будущим арендаторам. Каждый, кто захочет максимально надёжно инвестировать капитал, будет вкладывать его в дома, которые, в свою очередь будут давать стабильный дивидендный доход.

Заметим, что этот уровень процента на капитал, разумеется, должен определяться только для ренты нормальных жилых многоквартирных домов.

К примеру, представим, что такой дом, площадью 500 кв. ярдов приносит $10 000.
Заёмный капитал для строительства этого дома, за вычетом будущей амортизации составляет $100 000.
Средний дивиденд на акцию промышленной компании составляет 3,5% её стоимости. Значит, процент на "строительный" капитал вычитается из ренты, вот эта сумма$3 500.
А сама рента, следовательно, составит $6 500.
Или: $13 за квадратный ярд.

Если не брать в расчёт все могущие быть изменения, которые можно учесть и рассчитать только на практике, мы можем наметить основные черты контракта аренды между строителем и государством.

1. Государство предоставляет строителю наследуемое право на аренду участка земли такого-то там-то.

2. Рента исчисляется на базе примерно такого же, но уже существующего, дома в этом же районе.

3. Уровень ренты уже существующего дома в этом районе получается в результате публичного аукциона, с вычетом амортизации, стоимости техобслуживания, ремонта, страховки, а также процента на используемый капитал, требуемый для возведения нового здания.

4. Для окончательного расчёта ренты вновь возводимого дома используется процент на капитал, который составляет средний дивиденд от акций строительных компаний, которые получают прибыль от сдачи построенных домов и промышленных зданий в аренду, который публикуется биржей акций промышленных предприятий Берлина.

РЕЗУЛЬТАТЫ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЗЕМЛИ

В оглавление