Спрос

Разделы

Пища для ума

Естественный Экономический
  Порядок Сильвио Гезель

Часть вторая: "СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ"

СУЩЕСТВО ВОПРОСА О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЗЕМЛИ II

C введением принципа свободной земли распространяющегося на весь мир каждый человек, житель любого государства станет владельцем всего. Разве этот принцип не предоставит затем право каждому выбрать ту землю, которую он хочет, и таким образом удовлетворить в наиболее полной мере каждого человека, даже любой его каприз? Тогда возможность переезда целиком и полностью будет зависеть лишь от того груза, который поселенец может взять с собой, т. е. практически полная свобода.

Давайте рассмотрим этот вопрос глубже. На равнине северной Германии живёт крестьянин. Он обрабатывает землю на своей ферме. У него есть несколько сыновей. Но сыновья не хотят крестьянствовать, они уезжают в город, чтобы там получить другую профессию. А ферма становится неподъёмной для этого крестьянина, потому что с возрастом ему всё тяжелее и тяжелее работать, да и здоровье уже не то. Он бы предпочёл взять другую ферму, с меньшим количеством земли, но одновременно реализовать мечту своей юности: жить в горах. Ему также хотелось бы поселиться где-нибудь около Франкфурта, потому что именно там обосновались его сыновья. Подобная смена места жительства нынче крайне затруднительна, а для простого крестьянина - и попросту невозможна.

Совершенно другая ситуация возникает с связи с вводом свободной земли. У человека отсутствует земельная собственность, он может взять и поехать куда угодно, он - волен как птица. Ему не надо даже ждать окончания срока действия контракта об аренде, поскольку у него всегда есть возможность разорвать контракт в любой день, заплатив штраф. Он покупает газету объявлений, в которой разные провинции публикуют объявления об аукционах об аренде участков земли, о фермах, и отмечает те фермы, которые ему нравятся (подходят по другим условиям). Проблемы количества приемлемых вариантов не будет. Если средняя продолжительность аренды составляет примерно 20 лет, одна из каждых десяти ферм будет пустовать каждый год, а это, порядка 150 000 ферм среднего размера в 25 акров каждая: есть и большие, и маленькие, есть в горах, есть на равнинах, на Рейне, на Эльбе, в Вистуле, католическом или протестантстком районах, среди консерваторов, либералов, социалистов, на болотах, на песке, на берегах морей, для выращивания скота, свёклы, в лесу, в туманных регионах, на берегах быстрых рек, в окружении ядовитых отходов городов, в ближайшем пригороде, рядом с пивоварней, рядом с военной частью, рядом с епископом, рядом со школой, на территории, где говорят по-фарнцузский или по-польски, для любителей ходить по магазинам, для тех, у кого слабые сердца, для сильных и для слабых, для старых и для молодых - в общем, 150 000 различных ферм, из коих ежегодно можно выбрать себе по вкусу. Ну не сможет ли в таких условиях любой человек сказать, что он обладает всем миром? В любом ведь случае, более чем одним участком земли он обладать не будет, ибо - обладать, значит - быть на нём. Ведь даже если бы был один человек на всей Земле, ему бы столько земли всей планеты не потребовалось. Он всё равно бы жил на одном маленьком участке земли.

Ему пришлось бы, разумеется, платить ренту, но эта оплата не является возвратом земле того, что было взято у неё, это оплата достаётся обществу. А человек ведь пользуется землёй, а не обществом. Если же, как мы полагаем, человек платит ренту за использование фермы и земли обществу, то она получается из того, что он продаёт результаты своего труда (выращенные продукты) обществу же и получает от общества же оплату, т. е. фермер выступает в качестве перераспределителя денежных средств, налогового инспектора; его право на землю остаётся нетронутым. Он отдаёт обществу обратно то, что ему оплатили вперёд за те продукты, что он вырастит, а себе оставляет лишь то, что ему заплатят за вложенный им труд. Но, поскольку любой фермер тоже является членом общества, он также получает свою долю от земельной ренты. Т. е. выходит, что ренты он и не платит вовсе; он собирает ренту с земли и передаёт её в другие руки, с тем основанием, что общество распорядится распределением более точно.

Понятие свободной земли целиком и полностью реализует для каждого человека его право на всю землю его государства. Но вся земля одного государства недостаточна для осознания человеком его собственной значимости до конца. Мир ему нужен целиком, весь, как его собственное владение, являющееся частью его совокупной личности.

Трудность восприятия вышеприведённой фразы тоже решается с введением свободной земли. Давайте представим, что свободная земля распространена на все страны; сие представить крайне тяжело, однако, вспомним, как легко национальные институты пересекают границы и воспринимаются всем миром. Представим теперь, что каждое государство, через заключение соответствующего межжународного договора, приняло концепцию свободной земли - в таком случае иммигрантам будет предоставлено равное право, как и гражданам стран. Но ведь так и есть на самом деле практически во всех странах. Приехавший в другую страну иммигрант имеет почти такие же права, как и исконный гражданин государства. Разве в таком случае не каждый человек реализует своё право на обладание всей Землёй, всей планетой целиком? Весь мир представляет из себя его абсолютную собственность, он может селиться там, где захочет (точно так же он может иммигрировать в любую другую страну и сейчас, если у него есть деньги), без затрат, поскольку рента за его ферму, как мы уже увидели, является не налогом на использование земли, а возвратом той ренты, которой он - фермер - облагает общество через цену своего продукта труда, и которая возвращается ему через оказание услуг государством.

Свободная земля, таким образом, предоставляет каждому человеку то, что ему и так принадлежит: весь мир. Является, так же, как и его голова, к примеру, его и только его абсолютной собственностью. Мир, который он заселяет, будет расти как часть его самого, его нельзя отнять у него из-за просроченной закладной, неправильно оформленной бумажки, либо как залога его разорившегося друга. Человек может делать на земле и с землёй что угодно: он может выпивать на земле, играть в азартные игры, спекулировать, однако его собственность как стояла, так и будет стоять на земле, да и земля никуда не денется. Ведь всё равно, сколько он получил в наследство земли, относительно его собственности, малый кусочек или большой, есть у него дюжина сестёр и братьев, или ни одного ребёнка. Независимо от своего характера и поступков, земля остаётся в его владении. Если он не доставит обществу ренту в виде цен на продукты своего труда, то его поместят в тюрьму, но земля не перестанет быть его собственностью ни на секунду.

Через национализацию земли каждый рождённый ребёнок становится землевладельцем, более того, каждый ребёнок, законорожденный или нет, становится обладателем всего земного шара, держит его в руках, как Христос-ребёнок в Праге. Независимо от цвета кожи, вся неделимая Земля принадлежит всем и каждому.

Из праха мы рождены, прахом и станем. Вроде фраза понятная, но вдумайтесь в неё, в суть важности этого самого праха, в экономическую важность. Ведь прах, иначе пыль, иначе земля, есть часть всей земли земного шара, которая принадлежит сейчас землевладельцам. Чтобы родиться и расти на земле, вам нужна часть нашей планеты; даже малейший недостаток железа в крови определяет ваше здоровье. А без земли-планеты, которая по частям ныне принадлежит разным землевладельцам, и без их на то согласия, никому не позволено появляться на свет. Это не преувеличение. Анализ пепла сожжёного трупа показывает, что в нём присутствует определённый процент веществ, которые НЕ присутствуют в воздухе. Эти вещества были когда в земле. Их вы либо купили у землевладельца, либо украли у него; другой возможности нет.

В Баварии разрешение на женитьбу даётся в зависимости от некоего дохода. От некоей суммы дохода. Т. е. дозволение родиться новому человеку запрещается законом в том случае, если у людей, которые хотят зачать ребёнка, нет денег, чтобы заплатить за прах. Тот самый прах, пыль, землю, из которого будет состоять часть костей новорождённого.

С другой стороны, никому не позволено и умирать без разрешения землевладельца. В прах мы все вернёмся, а это прах составляет определённую площадь на земле, поверхность которой принадлежит землевладельцу и которой он нам пользоваться не разрешит просто так. Если где-то человек умирает без разрешения землевладельца, то умерший ГРАБИТ землевладельца, ведь, если они не могут заплатить за землю, в которую их похоронят, то они прямиком отправляются в ад. Вот испанская поговорка: "У него нет места, где ему можно умереть". А вот Библия: "Сыну Человеческому негде голову приклонить".

Между колыбелью и гробом лежит целая жизнь, та жизнь, которая, как мы знаем, есть процесс постепенного сгорания человека. Тело человека есть печь, в которой постоянно должен гореть огонь, если огня не будет, искра жизни человеческой потухнет. Нашу теплоту мы постоянно поддерживаем через питание, через одежду и обувь, через жилища. Пища, одежда, строительный материал - это всё продукты земли, однако, задумайтесь, что происходит с продуктами земли, если ВЛАДЕЛЕЦ этих продуктов нам их не даёт?

СУЩЕСТВО ВОПРОСА О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЗЕМЛИ III

В оглавление